Рассказ музейщика. Государственный музей искусств Узбекистана. Джахангир Темирходжаев.
Произведения материальной культуры в Государственном музее искусств Узбекистана.
Рассказывает Темирходжаев Д.П. - Сотрудник Государственного музея искусств Узбекистана
кандидат исторических наук
Крупнейший в Центральной Азии Государственный музей искусств Узбекистана располагает великолепным собранием памятников материальной и духовной культуры. В нем находится большая коллекция произведений западноевропейского и русского искусства, охватывающая временной период с XV по XIX вв., произведения художников Узбекистана, а также собрание предметов зарубежного Востока. Главным достоянием музея, безусловно, является уникальная экспозиция декоративно-прикладного искусства Узбекистана, насчитывающая около 35000 предметов, наиболее полно представляющих самобытное культурное наследие нашего народа, свидетельствующих о взаимодействии местных традиций с традициями орнаментального искусства исламского Ближнего Востока и других стран.
Особую ценность представляет коллекция экспонатов периода античного и раннего средневековья. В одном из залов музея выставлены фрагменты скульптурного декора дворца из Халчаяна. В середине прошлого века близ города Денау Сурхандарьинской области на территории древней Бактрии археологические раскопки вскрыли античный город, существовавший с середины первого тысячелетия до н.э. до III в. н.э. На городище были обнаружены остатки цитадели, обведенной крепостной стеной, жилых кварталов и дворца, сооружение которого было датировано I веком до н. э. Эта постройка, относящаяся к эпохе Кушанского царства, отличалась сочетанием древних бактрийских архитектурных традиций и элементов эллинистического зодчества.
Дворцовый айван был украшен стенной росписью и статуями. А в главном зале дворца на высоте трех метров, на стене, оштукатуренной белым алебастром, размещалась круглая и горельефная скульптура, выполненная из пластичной лессовой глины с примесью камышового пуха на каркасе из камыша и с помощью специальных штырей прикрепленная к стенам. Все статуи загрунтованы белой краской и раскрашены, причем преобладали красный, белый и черный цвета. В раскраске лиц преобладают оттенки розового и густо-красного, а глаза – ярко-голубого и черного цвета на белом фоне. Одежды персонажей были расцвечены оранжевыми, охристыми, красными, зелёными тонами. Скульптура из Халчаяна необыкновенно выразительна, полна экспрессии. Среди персонажей можно найти изображение правителей, воинов, музыкантов, зрелых мужчин и юных девушек-музыкантш. Все сохранившиеся лица скульптурных изображений носят индивидуальные портретные черты, в которых угадывается этническая принадлежность персонажей парфян, арийцев, бактрийцев, кушан, юэчжий. На фрагментах рельефного фриза сохранились изображения растений, животных, рыб, змей. Халчаянская скульптура носит черты яркого своеобразия, и в то же время в ней явственно проступает влияние культуры эллинизма.
Экспозицию эллинистического искусства дополняют выставленные в витрине монеты античного периода из коллекции нумизматики ГМИ Уз. Нумизматическая коллекция музея искусств насчитывает 540 серебряных и медных монет от античности до начала XX века включительно. Среди них римские и кушанские, парфянские и сасанидские денежные знаки, а также монеты династий Саманидов, Чагатаидов, Амира Темура и Темуридов, Шейбанидов, Джанидов, Мангытов и правителей ряда других стран Востока, и, кроме того, монеты западноевропейских государств и России.
К числу наиболее ценных исторических артефактов из собрания Государственного музея искусств Узбекистана относится монета кушанского правителя Вимы Кадфиза II, правившего в конце I – начале II века. Он присоединил к Кушанскому царству новые обширные владения, в том числе северо-западную Индию. Свидетельством подъема экономики кушан была осуществленная при Виме Кадфизе II денежная реформа. Он стал выпускать монеты нового образца, медные и золотые. Надписи на монетах были и греко-бактрийские, и индийские. Так, на лицевой стороне монеты Кадфиза II из коллекции Государственного музея искусств Узбекистана по кругу можно прочитать надпись ВАСIЛЕСВАСIЛ – частично сохранившуюся легенду «Царь царей»1 - титул кушанских правителей, а на оборотной стороне просматривается полустершееся изображение Шивы.
Среди нескольких римских монет из коллекции ГМИ Уз самой древней атрибутированной античной монетой является серебряный денарий республиканского периода Рима 58 г. до н.э. Он отчеканен на монетном дворе в Риме, после избрания курульными эдилами претора Марка Эмилия Скавра и Публия Плавция Гипсея2. В честь своего избрания эдилом Скавр устроил роскошные игры для плебса и, чтобы покрыть расходы, добился у сената разрешения на выпуск в 58 г. до н.э. денария в память покорения Римом царя Набатеи Ареты IV. Набатейское царство со столицей в городе Петра располагалось на территории нынешней Иордании, было в вассальной зависимости от Рима и вскоре вошло в состав Аравийской провинции Рима. На лицевой стороне монеты изображен коленопреклоненный царь Арета, что удостоверяется аверсной легендой REX ARETAS, помещенной в нижней части монетного кружка. Арета в правой руке держит ветвь оливы – символ мира, а в левой – повод верблюда под седлом для верховой езды. Надпись в верхней части кружка М.SCAVR читается как имя монетария Марка Скавра. Помещенные справа в поле кружка монеты буквы SC – обычное клеймо на римских монетах, означающее, что монета отчеканена «по постановлению сената». Не исключено, что денарий был привезен купцами по Великому шелковому пути в северную Индию, откуда проник в Центральную Азию.
На денарии Антонина Пия (138-161 гг.) из коллекции Государственного музея искусств Узбекистана над профилем правителя читается его имя ANTONINVS и надпись AVG, то есть сокращенное Август - AVGVSTVS – титул римского императора. Далее PIUS – Пий (Благочестивый), имя, добавленное Антонином после принятия власти, и буквы РР, означающие титул PATERPATRIAE – Отец отечества. На территории Узбекистана археологи не раз обнаруживали римские монеты. По свидетельству Э.В.Ртвеладзе, М.Е.Массоном были зафиксированы чеканы Римских императоров, обнаруженные в долине Зарафшана. Это монеты Веспасиана (69-79гг.), Домициана (81-96 гг.), Траяна (96-117 гг.), Андриана (117-138 гг.), Антонина Пия (138-161 гг.), Марка Аврелия (161-181 гг.), Аврелиана Августа (270-275 гг.) и еще некоторое количество монет IIIвека3. Э.В. Ртвеладзе обнаружил в Северной Бактрии на городище Хайрабадтепа сестерций Нерона, и в старом Термезе – медную монету Константина I4. В 1959 г. на раскопках городища Пилькала в Южном Хорезме был обнаружен клад римских монет. Э.В. Ртвеладзе предполагает, что данные монеты проникали в Среднюю Азию вероятно из Индии, откуда происходят многочисленные находки 5.
Настоящим шедевром согдийского монументального искусства является подлинник фрагмента настенной росписи из Варахши, древнего города-крепости в сорока километрах от Бухары, где в начале I тысячелетия находилась резиденция бухархудатов – владетелей Бухарского Согда. Дворец, руины, которого были погребены под песком, неоднократно перестраивался. В конце VII- начале VIII вв. два главных дворцовых зала были украшены настенной живописью и скульптурными рельефами из алебастра. В Восточном зале, украшенном росписями на сюжеты из дворцовой жизни, на возвышении был установлен трон, на котором под балдахином восседал правитель. Перед ним поодаль, на овальной платформе находился алтарь, в котором пылал священный огонь. В Красном зале монументальная роспись с изображением сцен охоты и битв окаймляла стены по периметру. Фрагмент великолепной фрески со стены Красного зала дворца бухархудатов, из собрания Государственного музея искусств Узбекистана, исследователи относят к VII в. На нем представлена сцена охоты властелина Варахши на диких зверей. Неизвестный художник вполне реалистически изобразил фигуры двух охотников, восседающих на слоне и отражающих нападение леопардов, или, как считают некоторые исследователи гепардов6. Один из охотников, очевидно, сам бухархудат, изображен в индийском костюме, его голову венчает украшенный драгоценными камнями головной убор с развевающимися лентами, напоминающий Сасанидскую диадему. В его ушах серьги, руки унизаны золотыми браслетами, на груди золотые ожерелья. Перегнувшись назад, он поражает зверя копьем, причем художнику удалось передать на его лице выражение азарта охоты. Второй, более скромно одетый, погонщик слона, закалывает поднявшегося на дыбы второго леопарда коротким мечом. Фигуры людей и животных полны движения, динамику происходящего подчеркивают развевающиеся ленты. Рассматривая фреску, можно узнать, какую одежду, обувь и украшения носили знатные люди в VIII веке в Варахше, каким оружием они пользовались. Очевидно, в охотничьих угодьях близ Бухары водились леопарды, а слона, вероятно, доставили бухархудату по Великому шелковому пути индийские купцы, которые в те времена вели оживленную торговлю с Согдом. Его сбруя богато украшена золотыми подвесками и драгоценными камнями. Примечательно, что элементы согдийского орнамента в нижней части фрески по сей день используются в декоративно-прикладном искусстве Узбекистана. Здесь же, в зале представлены фрагменты скульптурного декора дворца бухархудатов с изображением крылатого коня, зооморфными и растительными орнаментами, выполненными из алебастра.
Одной из достопримечательностей коллекции раннесредневекового искусства музея можно назвать статую Будды из буддийского храма на территории древнего городища Кува на востоке Ферганской долины близ города Кувы. Как показали проводившиеся здесь многолетние археологические раскопки, город возник ещё в позднеантичный период, а наибольшего развития достиг в IX-XI веках. Некогда город был вторым в регионе по величине после Ахсикета и погиб во время монгольского нашествия в начале XIII века. Археологические исследования выявили на городище Кува остатки буддийского храма VII-VIII веков со следами стенной росписи, фрагментами конных статуй и четырехметрового глиняного изображения Будды. Стены храма были сложены из сырцового кирпича и с течением времени сильно оплыли. Пожар и разрушения уничтожили здание, повсюду лежали груды разбитой глиняной скульптуры, обуглившиеся балки и другие деревянные части перекрытий. Храм был разрушен, как полагают учёные, скорее всего, во время арабского нашествия. Будда предстает погруженным в нирвану, взгляд его как бы погружен в созерцание неведомого. В центре лба Будды изображен третий глаз, всевидящий глаз. Необычайно выразительна расположенная рядом со статуей Будды голова Маре – «злого» демона искушавшего Будду. У него дико вытаращенные глаза, перекошенный рот с кривыми зубами застыл в едкой усмешке.
Значительная часть экспозиции декоративно-прикладного искусства в ГМИУ Уз отведена изделиям из керамики. Раннесредневековая керамическая утварь из Афрасиаба и Чача, как правило, декорирована подглазурной росписью на белом, реже коричневом фоне и покрыта прозрачной бесцветной глазурью. Декор на изделия нанесен ангобными красками красноватого, зелёного и коричневого цветов. Древнейшие орнаменты имеют в основе согдийские и греческие элементы – пальметты, листья аканта, трилистники, меандр, плетенки, стилизованные птицы и животные. После арабского завоевания Центральной Азии в декоре керамики IX-XII вв. появляется орнаментированная арабская эпиграфика, часто почерком «куфи». Формы гончарных изделий чрезвычайно разнообразны – чаши, тарелки и миски, кувшины и светильники и т.д. В XIV – XV вв., в эпоху Амира Темура и Темуридов, под влиянием проникновения на рынки Мовароуннахра высоко ценимого китайского фарфора стали появляться местные гончарные изделия голубым и синим декором в подражание китайской посуде с кобальтовой росписью.
Правление Амира Темура и его преемников ознаменовалось невиданным размахом строительства – возводились дворцы, мечети, династические усыпальницы, медресе, ханака и другие сооружения, ставшие национальным культурно-историческим достоянием узбекского народа. В этот период в основном сформировался, а к XVII веку достиг расцвета национальный стиль орнаментального архитектурного декора – мозаика из керамических плиток и резной майолики, резьбы по дереву, резного ганча. В экспозиции ГМИ Уз можно увидеть прекрасные образцы декоративного оформления средневековых зданий. На панно из керамических плиток вписаны изречения из Корана почерком «куфи», в изысканные растительные узоры «ислими» вплетены арабские надписи почерком «сульс». Достигло совершенства искусство составления геометрических орнаментов «гирих».
В конце XVII – началу XVIII веков определились местные локальные особенности региональных школ декоративно-прикладного искусства. Как отмечали историки искусства Узбекистана Г. Пугаченкова и Л. Ремпель, этому способствовал цеховой строй и вся система обучения учеников у мастеров, обставленная обетами держаться старых традиций7. Впрочем, локальные традиции народного творчества впитали в себя не только обобщенные родовые знаки и символы, но и некоторые элементы художественной культуры стран, связанных с этими регионами и Великим шелковым путем.